An Echo of the Empire / Отзвук империи

  •  
  • 400
  • 1
  • 1
  • English 
Feb 16, 2015 03:48
Source: http://www.litmir.me/br/?b=238237&p=5

…A gust of the fresh morning wind tore the hood off the head of the old man who stood on the prow of the galiot. The old man’s wrinkly face seemed to be indifferent. His absorbed gaze was directed somewhere far away as though he wanted to make out something only he could have understood behind the horizon. The silence was only interrupted by periodic splashes of the oars and seagulls’ rare sounds. A timid voice broke out behind the old man’s back, breaking his numbness.
“Holy Father…”
Without looking back, the old man ordered in a low voice,
“Speak, Fyodor!”
“Holy Father, the men are exhausted—they’ve rowed all night long. We need rest. Allow us to dock.”
Following these words, the old man let himself turn to his conversation partner. In front of him, there was a light-hair young man who wore a torn and quite soiled toga.
“Our voyage will be over soon, and my friends and I will step on the shore. God will appreciate your labor,” said the old man, declining the plea of his conversation partner.
“Would you prefer to continue your journey alone, Holy Father? But I swore that I would escort you everywhere. I must go with you, and the rest of us also wish to be next to you. Don’t drive me away, Holy Father.”
“I will not drive you away.” The old man’s voice suddenly softened. “But you have done way more than you have to, and you are not obliged to follow your oath. With the right I received from above, I relieve you from it as well as everyone who has helped us in this hard night. But if you or someone else desire to come with me, you must know that you will never return home…”
“I don’t have any closed ones as well as any home!” the young man decisively countered, and his gaze appeared to be ferocious. “Holy Farther, will those Barbarians spare anyone? From the fortress wall, you did see what they did with captives. You are aware of their cruelty. And when the Genoese betrayed us…”
“No, the Genoese didn’t betray us.” The old man shook his head in sorrow. “Soldiers fought bravely, but there were too few of them. The papal authorities are to blame because we didn’t receive aid when we needed it so much. The Empire has fallen…”
The Holy Father fell silent, unwilling to share his thoughts with his young companion.
“Then where do we head now?” Fyodor broke the silence. He emphasized the “we” to confirm his willingness to further accompany the Holy Father and his satellites.
“We can’t go west,” the old man said thoughtfully. “As well as go north. The only opportunity left is to request the Order of Dragon Knights to help us. That is the only way to protect our relic. The only way…”
“Holy Father, my sword will always be with you,” exclaimed Fyodor.
“Save your pathos, my son. I understood you. Tell them we’re going to the shore.” The old man turned away and stared far away again, indicating that the conversation was over.
… Порыв свежего утреннего ветра сорвал капюшон с головы старика, стоящего на носу галиота. Морщинистое лицо старца казалось бесстрастным. Отрешенным взглядом смотрел он куда-то вдаль, словно хотел разглядеть за горизонтом нечто, понятное только ему одному. Тишина прерывалась лишь мерным всплеском весел и редкими криками чаек. Робкий голос, раздавшийся за спиной старика, вырвал его из оцепенения.
— Святой отец…
Не оборачиваясь, старик негромко приказал:
— Говори, Феодор!
— Святой отец, люди измождены — они гребли всю ночь. Нужно отдохнуть. Разрешите пристать к берегу.
После этих слов старик соизволил повернуться к своему собеседнику. Перед ним предстал светловолосый юноша в изорванной и порядком испачканной тоге.
— Осталось плыть недолго, скоро я с братьями сойду на берег. Господь оценит ваш труд, — отклонил просьбу собеседника старец.
— Вы хотите продолжать свой путь одни, святой отец? Но я дал клятву, что буду вас сопровождать повсюду. Я должен пойти с вами. И все остальные тоже хотят быть рядом. Не гоните меня, святой отец.
— Я не буду тебя гнать, — голос старика внезапно смягчился. — Но вы и так сделали больше, чем могли. И вы не обязаны следовать своей клятве. Правом, данным мне свыше, я освобождаю от нее тебя и всех, кто помог нам в эту трудную ночь. Но если ты или кто-либо еще действительно хотите пойти со мной, то должны знать, что уже никогда не сможете вернуться домой…
— Нет у меня уже никого, и дома у меня нет! — решительно возразил молодой человек, что-то звериное появилось в его взгляде. — Святой отец, разве эти варвары кого-то пощадят? Вы же видели с крепостной стены, что они делали с пленными. Вам известна их жестокость. А после того, как нас предали генуэзцы…
— Нет, генуэзцы не предавали нас, — скорбно покачал головой старик. — Солдаты бились храбро, но их было слишком мало. Это папский престол сделал так, что мы не получили помощи, которая нам так была нужна. Империя пала…
Святой отец умолк, не желая посвящать своего молодого компаньона в собственные размышления.
— Так куда мы теперь направимся? — прервал молчание Феодор. Он ясно выделил это «мы», лишний раз подтверждая свою решимость и дальше сопровождать святого отца и его спутников.
— На запад нам нельзя, — задумчиво произнес старец. — На север тоже. Нам оставлена только одна возможность — просить помощи у ордена рыцарей-драконов. Только так мы сможем защитить нашу святыню. Только так…
— Святой отец, мой меч всегда будет с вами, — воскликнул Феодор.
— Оставь свой пафос, сын мой, я тебя понял. Передай, что мы причаливаем к берегу, — старик отвернулся и снова уставился вдаль, давая понять, что разговор окончен.