The Diary of an Orthodox Dick-Bearer. Part II

  •  
  • 461
  • 0
  • 1
  • English 
Feb 14, 2015 21:53
Source: http://lurkmore.to/Копипаста:Дневник православного хероносца
Part I: http://lang-8.com/753784/journals/192067413964977547770241607868602059882

Day 21. The mentor left to buy outfits. I lay in bed at home (it hurt when I sat), thought about Russia and the Orthodox donators. It’d been good at their home. I’d love them to rule Russia. They’d set things in order.
Day 22. We were given outfits: fofudjas, Russian shirts, striped wide trousers, papakhas and bast shoes. I became a true Orthodox dick-bearer! The mentor said we needed gonfalons since there were no dick-bearers without gonfalons. So we needed money to buy them. We went to the donators again. They said they liked us outfitted even more. We danced to Kamarinskaya and sang chastooshkas. My ass doesn’t even hurt.
Day 23. We bought gonfalons, celebrated and drank. We ran out of money, took the gonfalons to a pawnshop and went on drinking. We’d have to go to the donators again.
Day 24. The mentor said we’d go to the donators on schedule to set it in order. That was it, the Orthodox duty!
Day 25. I decided to make icons and painted a portrait of Mother of God on Whatman paper. I’m still shy to show it.
Day 26. We went to Madonna’s concert to rally against it. I took out my icon; the mentor got scared and pierced it with a stake. What a pity. It looked like a portrait of Madonna, though.
Day 27. We went to a legalize marijuana rally to disperse it. We beat up drug-addicts and took a lot of drugs from them. In the evening, we burned them down solemnly. I felt so good in my soul after that righteous deed. I felt lightness and joy, but I was starving.
Day 28. We discovered that godawful pictures were exhibited in the Sakharov Center. We went there to rally. A manager of the exhibition provided us with a separate, highlighted place and put a frame in front of us. That offspring of the devil respected us!
Day 29. We rallied; I painted a few icons. The mentor was about to throw up, but the manager of the exhibition bought them and exhibited me as well. We rallied even more furiously.
Day 30. We protested. Folks supported us. They weren’t there for the exhibition. They looked at us. That means, we looked great. However, they liked to take photos of themselves and the manager of the exhibition against the background of us and asked him for a signature.
Day 31. I didn’t leave to rally. It was my turn to go to the donators.
Day 32. The manager of the exhibition came over us and said he was grateful to us for the performance and advertising. That bitch cursed us! Then he gave the mentor money and said the exhibition was over. Hurray! We won! In the evening, we prayed ourselves to DT.
Day 33. The donators were busted. The case was totally fake. They were accused of manufacturing pornography. The Satanic authorities persecuted the Orthodox Christians!
Day 34. We went to the Plevna Heroes Monument looking for new donators. Turned out, there were a lot of them in Russia. Long live Russia, our Motherland! My ass hurts, though.
Day 35. We were on duty beside the monument waiting for donators.
Day 36. We carried out a meeting and decided to improve our image to attract more donators.
Day 37. We improved our image: bought women’s clothes, shoes, and cosmetics. How inconvenient it was to wear heels instead of bast shoes! But I was ready to sacrifice even more for the sake of Orthodoxy! We learned to make up our faces.
Day 38. We stood beside the monument waiting for donators. They didn’t come for some reason, though our image was really great: high heels, short skirts, net pantyhose, and a lot of cosmetics. The manager of the godawful art exhibition stopped his car to take a photo of us.
Day 39. Turns out, if you shave your beard, lots of donators come running! My ass doesn’t hurt anymore. I’m getting used to the Orthodox duty.
Day 40. Some shaven gays beat us up today. It’s hard to be on the Orthodox duty.
День двадцать первый. Наставник уехал за формой. Я лежал дома (сидеть больно), думал о России и православных меценатах. Хорошо у них. Вот бы Россию таким людям, они порядок-то наведут.
День двадцать второй. Выдали форму. Фуфодья, косоворотка, шаровары с лампасами, папха и лапти. Теперь я настоящий православный хероносец! Наставник сказал, что нам нужны хоругви, иначе какие мы хероносцы без хоругвей? А на них нужны деньги. Опять ездили к меценатам, они сказали, что в форме мы им даже больше нравимся. Плясали комаринского, пели частушки. Даже жопа не болит.
День двадцать третий. Купили хоругви. Праздновали, пили. Деньги кончились, отнесли хоругви в ломбард, пили дальше. Опять придется ехать к меценатам.
День двадцать четвертый. Наставник сказал, что к меценатам будем ездить по графику, что бы порядок был. Вот она – вахта православная!
День двадцать пятый. Я решил заняться иконописью, нарисовал на ватмане портрет Богородицы. Пока стесняюсь показывать.
День двадцать шестой. Ходили протестовать против концерта Мадонны. Я достал свою икону, наставник испугался и проткнул ее колом. Жалко икону. Зато сошла за портрет Мадонны.
День двадцать седьмой. Ходили разгонять митинг за легализацию марихуаны. Побили наркоманов, отобрали много наркотиков. Торжественно сожгли вечером. Так хорошо на душе стало от дела благого, легко и весело, только есть сильно захотелось.
День двадцать восьмой. Узнали что в Сахаровском центре проходит выставка богомерзких картин. Пришли протестовать. Организатор выставки предоставил нам отдельное место, освещенное прожекторами, и поставил на против нас рамку. Уважает, отродье бесовское.
День двадцать девятый. Протестуем, я нарисовал несколько икон. Наставника чуть не вырвало, зато организатор выставки купил их меня и тоже выставляет. Протестуем еще яростней.
День тридцатый. Протестуем. Народ нас поддерживает. Ходят не на выставку, а стоят нами любуются. Хорошо, значит выглядим. Правда, почему-то любят фотографироваться на нашем фоне с организатором выставки и берут у него автографы.
День тридцать первый. Протестовать не ходил, моя очередь ездить к меценатам.
День тридцать второй. Организатор выставки подошел к нам и сказал, что благодарит за перфоманс и рекламу. Обзывается сука. Потом дал наставнику денег и сказал, что выставка закрывается. Ура! Мы победили! Вечером молились до белой горячки.
День тридцать третий. Меценатов арестовали. По явно сфабрикованному делу. Обвиняют в изготовлении порнографии. Сатанинская власть преследует православных.
День тридцать четвертый. Ездили к памятнику героям Плевны искать новых меценатов. Оказывается их в России много. Так что жива Русь-матушка! Только жопа болит.
День тридцать пятый. Регулярно дежурим у памятника, ждем меценатов.
День тридцать шестой. Провели собрание. Решили что для привлечения меценатов нужно улучшить имидж.
День тридцать седьмой. Улучшали имидж – покупали женскую одежду, туфли, косметику. Как же неудобно после лаптей ходить на каблуках! Но ради православия я готов и не на такое. Учились красится.
День тридцать восьмой. Стоим у памятника, ждем меценатов. Что то не идут, хотя имидж у нас что надо – каблук высокий, юбочка короткая, колготки сеточкой, косметики много. Подъезжал организатор выставки богомерзских картинок, фотографировал нас.
День тридцать девятый. Оказывается, если сбрить бороды меценат прет как заведенный! Жопа уже не болит. Привыкаю к службе православной.
День сороковой. Сегодня какие то бритые пидары нас побили. Тяжело блюсти веру православную.